Общероссийская общественная организация

Ассоциация юристов России

Московское областное отеделение

Светская и церковная юрисдикции в Византийской империи

07.11.2016


Нефедовский Геннадий Викторович – адвокат Православного правового центра и МОО АЮР, аспирант Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

Advocate-nefedovskii@mail.ru  тел.89151343918.

Светская и церковная юрисдикции в Византийской империи

В статье рассматриваются взаимоотношения между светской и духовной властью в Византии в вопросах правового обеспечения правосудия и деятельности суда на основе идей законодательства Константина Великого, Юстиниана и др. Указывается, что в процессе формирования Византийской модели государственно-конфессиональных отношений на разных этапах симфония властей в отношении правосудия приобретала особенные черты. Ее вершиной стало участие архиереев в составе так называемого «вселенского суда» - суда присяжных того времени. Юрисдикция «вселенских судей», распространялась и на самого императора, и на семью императора.

Многие исследователи слышали о том, что в Византии достигла абсолютного воплощения система симфонии властей, но далеко не все представляют себе в каких сферах общественной жизни, в каком объеме и значении. Особый интерес представляет собой проникновение духовной власти, христианских представлений о благочестии и справедливости в юриспруденцию.

Древний Рим славен своим правовым порядком, римским правом. Римские граждане гордились своим судом, законодательством (в основном прецедентным, казуальным), юристами – адвокатами. Поэтому с принятием христианства в качестве доступной, а затем и официальной религии Римского государства. Христиане первых веков убегали языческих судов, свои конфликты они предпочитали разбирать на суде епископов, так как в языческих судах их вера мешала принятию решений. Римское правосудие знало также и языческие обряды: воскурение фимиама Фемиде. Дела старались решать на основе христианского нравственного закона. Следует иметь ввиду, что в языческом Риме верховная власть не стремилась уничтожить местные общины, сохранив их быт и социальную иерархию. Именно римское право сыграло главную роль в примирении местных и общегосударственных интересов, потребностей.

Римское право было связующим звеном для государства. Постепенно шел процесс признания нелатинян римскими гражданами, расширения границ действия jus latinum и jus civitas, а также права peregrine. В 212 году во время правления императора Каракалы все подданные Римской империи получили право  римского гражданства. Так, римское право распространилось на всю территорию империи и стало доминирующим, хотя местные обычаи, не противоречащие ему, все еще продолжали существовать и использовались местным населением.

С принятием христианства право стало уже не основным общим идейным первоначалом: политическое единство оказалось скрепленным еще и духовно. Христианство связало разные народы – германцев, галлов, испанцев, греков, армян и др. Христианство было разрешено святым императором в 313 году, а уже в 318 эдиктом Константина Великого было позволено всякому заинтересованному лицу переносить по взаимному согласию с противной стороной  гражданское дело на рассмотрение епископского суда, даже если это дело уже проходило слушания в обычном гражданском суде. Интересно отметить, что решение епископа по таким делам не подлежало обжалованию и пересмотру в высших судебных инстанциях, что было особо выделено и закреплено эдиктом от 5 мая 333 года, который подтвердил безапелляционность епископского решения.

Император Константин «близко к сердцу» воспринимал заповеди Божьи о любви к ближнему, что вызвало целый ряд юридических новелл в период его правления. Во-первых, император в 313, 319, 335 годах вводит три постановления, в которых запрещает доносы под страхом смертной казни. Во-вторых, он запрещает ставить клейма на лица преступников. В-третьих, под влиянием христианства он отменяет распятие как вид смертной казни и дает судьям указание на обязательную замену такого вида наказания как отдание в гладиаторы или на съедение диким зверям.

Юрисдикции Церкви и государства, несмотря на единство и симфонию властей, имели самостоятельный характер. Однако только с момента установления христианства в качестве официальной религии возникает факт государственной кодификации права, состоящего из имперских законов и сочинений римских юристов. Самая масштабная кодификация была связана с именем императора Юстиниана I. Она состояла из ряда книг: во-первых, кодекс Юстиниана, состоящий из 4600 указов и эдиктов императоров от Адриана до Юстиниана, во-вторых, Дигесты, состоящие из отрывков из более 2 тысяч сочинений классических юристов; в-третьих, из Институций, то есть из учебников права в 4 книгах, имеющих нормативный характер. Далее, новеллы императора Юстиниана были добавлены к своду и в Средние века эта совокупность нормативных установлений получило название Corpus juris civilis или "Свод гражданского права». Важнейшей частью Кодекса Юстиниана стало законодательство о христианской Церкви. Уже первая книга Кодекса посвящена догматам православного христианства, вводная конституция содержит молитву к Святой Троице.

Каноническое право получило свое развитие в первые три века христианской эры, до появления Миланского эдикта 313 года, автономно от римского классического права. Главное их различие заключалось в том, что римское право было подчинено формально-логической рациональности и потребностям экономической практики высокоразвитого рабовладельческого строя, а каноническое право регулировало отношения в религиозной, иррациональной сфере. В каноническом праве важнейшим элементом было регулирование деятельности богоустановленного института церкви, которая есть сообщество верных. Относительно неверных следует отметить, что их попадание в поле компетенции Церкви и канонического права происходило только после обращения в Церковь для крещения или покаяния в случае падения в ересь.

Светская вертикаль судебной власти завершалась императорским судом на Ипподроме, который просуществовал вплоть до начала XIII века. Церковные суды или епископские суды функционировали для решения споров между священнослужителями, христианами, а также по вопросам, связанным с православной верой, богослужебным делам. Например, церковной юрисдикции подлежали все миряне, включая самого императора, по вопросам вероисповедных и моральных споров. Однажды при Патриархе константинопольском Николае I Мистике на императора Льва VI за его неканонический четвертый брак была наложена епитимия. Однако в одной из новелл анонимного императора был сформлирован и закреплен принцип: «Наш дворец и казна не подлежат каноническим законам».

Между клириками споры часто были связаны с финансовыми и имущественными конфликтами – они не могли прибегнуть к светскому суду в силу своего сана. Ведь представителям клира нельзя было заниматься какой-либо иной, не церковной деятельностью, например, они не могли выступать защитниками на судах. Принятый епископом правоприменительный акт подлежал реализации государственным чиновником. Однако возможны и светские суды с участием священнослужителей: это было возможно в случаях, когда епископом или священнослужитель оказывался в тяжбе вне своей епархии в столице. Кроме того, в 29 году во время правления императора Ираклия была принята новелла «истец следует юрисдикции ответчика». Уголовные дела с участием епископа или иных клириков рассматривались епископом в случае рядового священнослужителя и патриархом в случае епископата. Если священник или епископ извергался на церковном суде из сана, то впоследствии он подлежал юрисдикции светского суда или суда наместника провинции. На епархиальных соборах рассматривались иски священнослужителей против епископов по церковным делам, а разбирательства между епископами – экзархом диоцеза или патриаршим судом в Константинополе. Церковная вертикаль судов завершалась высшим патриаршим судом, который существовал в Константинополе/ На этом суде разбирались тяжбы архиереев.

Следует учесть, что пренебрежение церковной юрисдикцией и попытки найти решение в светских судах со стороны клириков подлежали наказанию со стороны Церкви. Однако светские власти не могли в отдельные периоды оказать существенного влияния на внутрицерковные отношения. Между тем, светское право строго наказывало за измену православной вере, секты и ереси государство изживало, а не крещенных поражало в целом ряде прав и свобод.

Важной особенностью Византийской государственности был принцип теократии, который, несмотря на цезарепапизм, проявлялся в законотворчестве. В IX веке во время правления Церковью патриарха Фотия духовная власть принимала участие в составлении свода законодательства. Не случайно одним из требований  по отношению к кандидатам на должность патриарха было хорошее знание законодательства и церковного и гражданского, а многие патриархи были юристами по образованию и первоначальному роду деятельности [3,301-302]. Среди них и патриарх Константинопольский Иоанн III Схоластик (VI в.), и патриарх Антиохийский Феодор IV Вальсамон (XII в.), и патриарх Иоанн VIII Ксифилин. Позднее Церковь еще более стала вникать в дела государственного управления, правотворчества и отправления правосудия. Архивы свидетельствуют о том, что в XIV–XV вв. Константинопольские Патриархи занимались и решали дела из области брачно-семейного, наследственного права, участвовали в составлении сборников церковного и гражданского права [9,17-54]. Встречаются и императорские распоряжения о включении архиереев в судебные институты империи: так, император Андроник II Палеолог (1282–1328) создавая институт 12 присяжных «вселенских судей ромеев», распорядился включить туда и архиереев. Их юрисдикция, так называемых «вселенских судей», распространялась и на императора, и на семью императора. Таким образом, император становится подсудным.

Затем, впоследствии был учрежден отдельный императорский суд, в который входили также архиереи. Однако эта реформа не была осуществлена ввиду невозможности разрешить огромное количество дел разумные сроки. В одном из указов Андроника III прямо определяется участие Церкви в отправлении светского правосудия: «Вселенские судьи ромеев избраны и поставлены святою Церковью Божией и моей царственностью», а проводился данный «вселенский суд» в храме Святой Софии в Константинополе.

07.11.2016